Previous Entry Share Next Entry
В России сложилась двухпартийная система
bronfenb
i_022.png

Если подумали, что у нас двухпартийная система как в Америке, то рано радуетесь. Там политическая система однопартийная.

Теперь к делу. Если использовать слово «партия» в ее оригинальном английском значении part (часть), то партия — это не то, что зарегистрирована в Минюсте, а это часть общества, являющаяся носителем проекта развития страны, существенно отличающегося от других проектов.
Учитывая, что основа любого проекта развития — это концепция экономического устройства страны, имеем всего две большие влиятельные группы:
"Гайдаровцы" и "глазьевцы" - две актуальные партии. Других на самом деле нет.


Некоторые официальные партии тяготеют к одному из этих лагерей. Например «Яблоко» - левая фракция гайдаровцев, а КПРФ или СР — левый фланг глазьевцев. Другие разделены внутри себя между двумя реальными партиями, как например «Единая Россия» - в ней 50/50 гайдаровцев и глазьевцев. В обеих актуальных партиях есть свои националисты, свои правые и свои левые. Так и должно быть: большие партии всегда делятся на фракции.


Такое же разделение мы видим внутри истеблишмента в целом: в экономическом блоке правительства больше гайдаровцев, среди директоров предприятий превалируют глазьевцы. Причем, это партийное разделение проходит не только между людьми, но и внутри голов одних и тех же людей (не смейтесь, это нормальное явление). Например, Игорь Сечин, по слухам, вполне правоверный глазьевец, но он выступает против валютного регулирования - одного из центральных предложений академика Глазьева.


Попробую без пропагандистских лозунгов и ярлыков сформулировать суть разногласий этих двух партий и почему я считаю, что обе они по своему правы и что тут нет «плохих и хороших парней», а в обеих концепциях имеется здравое зерно.


Итак:


Концепция гайдаровцев


Начнем с нее потому, что она в данный момент реализована в нашей стране. Суть ее в том, что экономика должна расти, в основном, за счет создания альянсов с иностранными компаниями. Всем известные проекты Автоваз-Рено-Ниссан и Суперджет-100 — это правильные с точки зрения гайдаровцев проекты развития.


В чем правота их позиции? В их варианте нам не нужно изобретать велосипед, тратить на это огромные ресурсы. Если в мире уже разработаны технологии, то нужно их привлекать, а не придумывать свои параллельные. Это эффективнее чем создавать все самим потому, что те технологии окупаются за счет огромного международного рынка, который в десятки раз больше нашего внутреннего. То есть, наши доморощенные технологии в принципе не могут быть лучше потому, что требуют сопоставимых ресурсов на их создание, но число потенциальных покупателей у них в десятки раз меньше.


Иными словами, гайдаровцы отвергают экстенсивный рост и согласны только на интенсивный. Они говорят: да, мы можем простыми способами ограничить импорт и тем самым вызвать рост внутреннего производства. Например, обесценив национальную валюту или таможенными барьерами. Любое производство в короткие сроки может нарастить объемы, если резко повышается спрос на его продукцию. Например, завод экскаваторов раньше продавал 1000 единиц в год, а после девальвации или введение заградительных пошлин на импорт у покупателя не будут денег на импортные экскаваторы, они купят у нашего завода. Кто работал в промышленности знает, что почти любой завод не загружен на 100%, он может увеличить производство почти одномоментно на десятки процентов, без особых инвестиций, просто работая не в 2, а в 3 смены, набрав на работу дополнительных людей и тд. И вот, наш завод без всяких видимых усилий выпускает уже 1500 экскаваторов в год, просто за счет искусственного роста платежеспособного спроса на его продукцию


Но, говорят гайдаровцы, ведь количество человекочасов на один экскаватор от этого не снизится, качество не повысится. В результате производительность труда останется прежней.
Низкая производительность — низкие доходы работников.
Низкие доходы — низкий платежеспособный спрос. То есть, наш завод одномоментно нарастил производство за счет увеличения спроса после удаления иностранных конкурентов с рынка, но этот спрос больше не будет расти потому, что покупатели так же неэффективны как наш завод, у них низкая производительность и низкие доходы, они хотели бы купить больше экскаваторов, но нету денег.


Концепция глазьевцев

Глазьевцы считают, что наш экскаваторный завод из предыдущего примера будет успешно развиваться если:
1. Дать ему дешевых кредитов на модернизацию производства, с процентной ставкой гораздо ниже инфляции.
2. Административно ограничить импорт экскаваторов с помощью низкого курса рубля, таможенных пошлин и т.д.


Иными словами, глазьевцы утверждают, что наш экскаваторный завод не может конкурировать с международными производителями потому, что у них есть доступ к дешевым кредитам, а у него нет. Но, если создать ему равные возможности, то его эффективность повысится: он возьмет кредиты на переоборудование производства, повысится производительность труда, возьмет кредиты на маркетинговое продвижение своего продукта, Аналогично, по той же причине, повысится эффективность всех предприятий в стране, включая покупателей экскаваторов, у них за счет этого появится больше средств на покупку продукции нашего завода и производство пойдет вверх.


В чем привлекательность позиции глазьевцев? Нам не нужно уговаривать иностранцев прийти к нам с инвестициями - мы сами организуем инвестиции в свою экономику, не нужно ждать от них технологий - мы сами будем покупать нужные технологии, а что не продадут - разработаем самостоятельно, не нужно переживать по поводу курса иностранных валют - курс будет зафиксирован на выгодном для экономики уровне.
В общем, в концепции глазьевцев экономика гораздо более изолирована от мировой, но при этом гораздо более самостоятельна и не так сильно зависит от мировой конъюнктуры.


Глазьевцы, в отличии от гайдаровцев, не отвергают экстенсивный рост производства. Они говорят: пусть наш экскаваторный завод, на первом этапе, растет за счет искусственного повышения спроса на его продукцию. Пусть рост его производства упрется не в ограничение спроса, а в ограничение его возможностей производить больше. С 1000 экскаваторов в год наш завод поднялся до 1500.. И.. Рост остановился потому, что нет свободных мощностей. Но, покупатели хотят больше экскаваторов! У них ведь тоже все растет! Тогда наш завод пойдет в банк за кредитом на модернизацию, а там его уже будет ждать гостеприимный банкир, заточенный на выдачу дешевых кредитов национальному производителю.



Гладко было на бумаге, но забыли про овраги.

У каждой из двух концепций есть очевидные плюсы, перечисленные выше, но и очевидные минусы


Пожалуй единственный но крупный недостаток концепции гайдаровцев понятен и тут особо нечего обсуждать - тотальная зависимость от иностранцев.
Они решают инвестировать ли в нашу экономику, они решают допускать ли нас на свои рынки, они решают давать ли нам кредиты, они решают участвовать ли в совместных с нами проектах, делиться ли с нами технологиями и тд..


С глазьевцами все сложнее. Они предлагают фактически советский подход к экономике (изоляционистский), только на рыночных принципах.


В концепции глазьевцев есть один большой недостаток: они говорят о факторах стимулирования производства (кредиты, рабочая сила и тд), но не говорят как поднять конечный спрос. Ведь современная экономика работает от спроса. Например, автомобильная промышленность, созданная за последние годы. Она уже весьма современная и может выпускать гораздо больше продукции. У нее нет проблем с кредитами, учитывая что ее курирует Ростех. Но, спрос резко сжался, вслед за ним производство.



Вторая их проблема - они не объясняют как контролировать денежную массу, которая будет резко расти в результате кредитной эмиссии. Это большое искусство дать много денег в долг и сделать так, чтобы эти деньги не пошли на потребительский рынок напрямую, раздувая инфляцию, а были где-то стерилизованы. Например, в фондовом рынке. Единственная мера для обеспечения контроля за деньгами, которую они внятно проговаривают, - это введение валютного регулирования - запрет на инвестиции в иностранную валюту в любой форме. Но, ведь инвестиции в валюту - это только один механизм нецелевого использования кредитных денег. Другой механизм - это низкая процентная ставка. Получатель такого льготного кредита фактически получает субсидию. Например, наш экскаваторный завод получает кредит под 4% годовых, а инфляция на его продукцию 7%. Зачем заводу покупать новое оборудование? Он может просто положить эти деньги на депозит или под подушку и через год из ничего получить маржу 7 - 4 = 3% от суммы кредита!



Иными словами, план глазьевцев подразумевает, что многие тысячи экономических субъектов получат возможность мошенничать, используя кредитную эмиссию не по назначению. Значит, нужно создавать очень массивный контрольный аппарат, который будет неминуемо вовлечен в коррупционный оборот. Ведь напомню, речь идет о новых денежных потоках в десятки триллионов рублей, которые пройдут через руки сотен тысяч субъектов экономики! Попробуй проконтролируй такую махину!


Третья проблема глазьевцев — пожалуй самая серьезная — технологическая изолированность. В конченом итоге кредитная эмиссия и прочие инструменты не являются самоцелью. Страна богата только тогда, когда в экономике используются самые передовые техпроцессы, технологии, самое лучшее оборудование, сырье и комплектующие от лучших производителей и т.д. Вот тут я объяснил почему изолированная экономика априори менее эффективна чем глобальная: если у вас на порядок меньше рынок сбыта и на порядок меньше специалистов, разрабатывающих новые технологии, то вы обречены на технологическое отставание. Поэтому импортозамещение не является панацеей.


Глазьевцы возражают: все технологии, которых у нас нет, можно импортировать. Это не так. Во-первых, самые передовые и стратегически важные технологии нам скорее всего не продадут. Во-вторых, сегодня недостаточно просто купить станки или производственные линии. К ним должны прилагаться масса вещей: организация техпроцесса, контроля качества, обучение персонала и еще много чего.. Получить доступ ко всему этому комплексу можно только вступив в альянс с иностранной компанией, владеющие собственным «технологическим ядром». А это уже ближе к концепции гайдаровцев.


Кроме того, если мы признаем, что технологическая изоляция неприемлема и нужно импортировать много технологий, то мы опять приходим к зависимости от иностранцев: они могут отказаться продавать то, что нам нужно, наш импорт будет зависеть от объема нашего экспорта — ведь прежде чем купить за инвалюту нужно за нее же что-то продать — а это значит, что наш импорт будет зависеть от тех же цен на нефть и прочие продукты нашего экспорта.


Споры про кредитную эмиссию.


Многие ошибочно считают, что это основной пункт разногласий между двумя нашими партиями. По крайне мере на публику они спорят в основном на эту тему.

Глазьевцы требуют немедленно начать массирование кредитование экономики дешевыми деньгами, прекратить складывать инвалюту в кубышку и прекратить практику, когда наши компании кредитуются за рубежом.

Гайдаровцы отвечают, что в таком случае контролировать денежную массу будет трудно, поэтому они предлагают сначала добиться низкой инфляции, в следствии чего внутренний кредит станет таким же дешевым как иностранный и тогда основной объем кредитования экономика получит от собственного ЦБ, а не от иностранцев.


Как было показано выше, обе концепции имеют право на существование, они логичны и обоснованы. Более того, обе концепции частично применяются у нас на практике.

Например, существует много проектов, кредитуемых правительством и ЦБ по принципу «проектного финансирования» с льготными процентными ставками, гораздо ниже инфляции. Общий объем такого кредитования невелик, относительно потребностей экономики, но такой «ручной режим» управления существует и он соответствует концепции глазьевцев. Кроме того, в те периоды, когда иностранное кредитование ограничено, гайдаровский ЦБ частично замещает его, резко увеличивая масштабы кредитования банков.


Выводы.


Не считаю себя компетентным судить и однозначно выбрать одну из двух концепций.

Интуиция подсказывает, что обе партии по-своему правы и правильное решение — это гибрид из двух концепций.


Сделать это можно следующим образом: объявляем концепцию гайдаровцев приоритетной, а подход глазьевцев будем использовать везде, где не срабатывает приоритетная концепция.


Например, есть возможность совместно с иностранными компаниями развивать определенные отрасли – делаем это. Нет возможности — занимаемся собственными доморощенными разработками.

Есть возможность импортировать более дешевый и качественный продукт — импортируем. Нет возможности — занимаемся испортозамещением.

Есть возможности кредитовать свою экономику за рубежом — кредитуемся, нет возможности — замещаем внутренним кредитом.


Такой вот гибридный подход, который собственно у нас в стране и реализуется.




  • 1
в 1998 году импорт не был ограничен рогатками на границах, как предлагает Глазьев. Предприятия могли свободно закупать критически нужные комплектующие и станки, хотя и по тройным ценам в рублях.

Глазьев кстати не предлагает в такой степени ограничивать импорт, как это произошло в 1998.
Кроме того, Глазьев и "глазьевцы" - это же разные вещи. Многие представители этой партии весьма либеральных экономических взглядов, хотя лично Глазьев скорее левый.

  • 1
?

Log in